О нашем отношении к теории интересов Р. Крупышева? Диспутклуб

О теории интересов, которую предложил кандидат физико-математических наук, член РУСО Р. Крупышев, неоднократно говорилось на различных научных форумах, в докладах, статьях и сообщениях. Если говорить очень кратко о сути данной теории, то она сводится к доказательству статистическими методами деградации вертикали власти при отсутствии обратной связи в такой системе. При этом теория интересов справедлива не только при всех досоциалистических паразитических формациях, но и во время построения Советской власти.

Ниже приводятся некоторые следствия теории интересов в формулировках самого автора этой теории – Р. Крупышева, которые возвращают нас к анализу причин поражения социализма.

         Известно, что социализм и живое творчество масс, которое В.И. Ленин по праву называл “основным фактором новой общественности”, неразделимы. Социалистический строй впервые создает условия для творчества трудящихся в действительном широком масштабе, по существу, он жив этим творчеством. Но как гарантированно обеспечить трудящимся возможность этого их «живого творчества» не на словах, а на деле? Само собой, с помощью одной декларации этой возможности, как показала практика, это «живое творчество» не возникает и более того оказывается задавленным, а само социалистическое государство разрушенным. Для «живого творчества» трудящихся необходимо целенаправленное создание определённых механизмов в обществе.

         Безусловно, высказывания В.И. Ленина, других руководителей партии о строительстве социализма, его сути, содержании, участии в нем трудящихся верны. И все же в итоге все мы оказались у разбитого корыта. Почему? Ответ на этот вопрос дает теория интересов.

Намерения наших вождей были прекрасны и действенность этих намерений была подтверждена практикой. Результаты были потрясающие, а итог печальным. Теория интересов статистически доказывает, что любая пирамида власти, не зависимо от того, какие цели она поначалу преследует, подвержена постепенной деградации, а именно постепенному наполнению высших этажей власти эгоистически, а затем и паразитически настроенными элементами. И формулируется этот процесс как «тенденция деградации власти». И вызвана эта деградация власти самим пирамидальным принципом управления сверху вниз, коренным и неотъемлемым свойством такого способа управления!

Исторически принцип управления с помощью пирамиды власти возник не случайно, он — гениальное детище всех предшествующих социализму паразитических веков, сформированный и отточенный паразитическими классами за время их паразитического триумфа. Это их великолепный инструмент, призванный удерживать господство малого количества эксплуататоров (паразитов) над абсолютным численным большинством остального населения, лишённого функций власти и ограниченного в своих возможностях.

Такой принцип управления категорически недопустим в социалистически ориентированной системе, как принципиально противоречащий её антипаразитическим основам и целям, а потому грозящий возвратом в паразитическую систему, и допустим разве что вынужденно по необходимости в короткий период перенастройки общества.

         Справедливости ради надо отметить, что и в паразитических системах такая пирамидальная конструкция власти превосходно отвечает интересам паразитических классов лишь до определённой стадии развития этого паразитизма. На высшей же стадии развития паразитических систем, т.е. на стадии наивысшей концентрации паразитизма и формирования уже единого управляющего миром паразитического центра, то есть на стадии, на которой уже находится нынешнее человечество, постоянно нарастающая тенденция деградации пирамиды власти становится реальной угрозой существованию самого человечества, чему мы всё в большей степени становимся свидетелями в настоящее время.

         Нельзя сказать, что эта особенность и опасность властной пирамиды была просмотрена классиками. Классики понимали опасность деградационных процессов и даже указали целый ряд мер, смягчающих эту опасность. Но, как показал опыт, на этой существенной опасности не было сконцентрировано особого внимания, а предпринятых мер оказалось явно недостаточно.

Теория, строящаяся и опирающаяся на диалектические противоречия, почему-то не сконцентрировала внимание на самом фундаментальном, очевидном, лежащем буквально под ногами противоречии: противоречии добра и зла, заложенных в натуре каждого человека всамых разных соотношениях.

Другими словами, противоречия добра и зла можно по-иному сформулировать как противоречия паразитизма и гуманизма.

Паразитизмосноваэксплуатации.

Гуманизмосноваравенства, братства и процветания (коммунизма).

Паразитизм – отличительная черта всех предшествующих социализму паразитических формаций (эпохи паразитизма).

Гуманизм – отличительная черта принципиально новой непаразитической формации (социализма) (принципиально новой эпохи гуманизма).

         У паразитизма и гуманизма противоположные интересы.

Власть Советов — это бесспорно прекрасное, найденное народом и поддержанное Лениным решение, введённое в конструкцию пирамиды власти в надежде смягчить её недостатки и максимально приспособить её к принципиально новому общественному устройству. Но пирамида власти, как способ подчинения сверху вниз, осталась, а с этим осталось и её противоречие, и угроза деградации.

Конечно, после получения власти до того эксплуатируемым классом пирамида власти становится наполненной новым непаразитическим по отношению к основной массе населения составом и содержанием. Это неоспоримо. Это, безусловно, новое, отвечающее принципиально новой системе завоевание, открывающее новую эпоху в истории человечества.

Несомненно, прогрессивным, отвечающим новой системе конструктивным изменением была и опора пирамиды власти на местные Советы. Таким способом основание пирамиды власти было достроено практически до низов, что увеличивало вероятность учёта мнения низов. Это, безусловно, существенный конструктивный элемент, снижающий опасность наследуемой сути пирамиды власти и возможность отрыва власти от народа.

         Всё это внушало надежду на успех. И успех не замедлил последовать, вызвав шок у эксплуататоров и зависть у эксплуатируемых остального мира. 

         Но время шло, и успех оказался нестойким из-за чисто системных недостатков самой пирамиды власти, не отвечающих гуманистическим принципам создаваемой системы.

Здесь есть несколько принципиальных моментов.

  1. Сама пирамида власти включает всего не более 10% населения. То есть, около 90% населения не задействованы во власти. О каком «живом творчестве масс» при этом можно говорить? Одно это оставляет возможность отклонения власти от интересов управляемых.

             Отсюда видно, что выдвигаемое Лениным требование об «активном участии творчества масс в управлении» при использовании властной пирамиды в полной мере принципиально не могло быть выполнено!

            И практика подтвердила чудовищную цену этой недоработки.

  • Власть по своей природе (даже самая малая) даёт определённые неизбежные преимущества носителям власти по сравнению с управляемыми ею.А потому проникновение во власть остаётся чрезвычайно привлекательным для всех, больше жаждущих получить преимущества от нахождения во власти, чем получить возможность выражать интересы управляемых (народа). Это порождает стремление к проникновению во власть чуждых гуманистической системе представителей.
  • Надежда на то, что сама власть сможет гарантированно и надёжно контролировать себя и самоочищаться от чужеродных элементов эфемерна и не оправдалась на практике, потому что это противоестественно. Это всё равно, что Мюнхаузен, вытаскивающий себя за волосы из болота.          

Причина этого в том, что в каждом из нас сидит доля эгоизма, часто оборачивающегося долей паразитизма (возможно неосознанного, но по факту). У кого-то она ничтожна, у кого-то она побольше, у кого-то зашкаливает. Но всегда в любом случае у каждого есть побуждение сделать исключение для себя любимого. Один способен только на невольное незначительное послабление, другой на более значимое, а третий пойдёт даже на преступление или предательство, если он к тому же пришёл во власть исключительно для реализации своих личных интересов.   

            И этот третий ещё постарается пролезть повыше, так как чем выше, тем значительней можно позволить исключение для себя. А сознавая своё противоречие системе, такой старатель попытается обезопасить себя, окружив себя подобными или повязав каким-либо способом. Так шажок за шажком эта раковая опухоль растёт и разрастается, стремясь забраться как можно выше. Это и есть тенденция деградации властной пирамиды, как системы управления сверху вниз.

            Кто-то может возразить, а как же идейные соображения, как же теория, которую надо изучать до конца своей жизни и неукоснительно ей следовать? На это напрашивается вопрос: «А часто ли Вы встречали человека, который свои поступки неукоснительно сверяет с теорией?» Таких людей можно пересчитать по пальцам, да и то с большой натяжкой.

            Человек в своих поступках обычно руководствуется своими желаниями, рождёнными его интересами. Интересы, конечно, могут быть как-то скорректированными теоретическими положениями, и некоторые действительно осознанно стараются себя контролировать, сдерживать, стараясь непроизвольно не допускать отклонений от осознанно принятых принципов. Но на этом нельзя строить систему, потому что статистически остаётся достаточно большая возможность личного произвола, то есть выражения своих личных природных интересов. И статистически это оказывает всё нарастающее губительное влияние на власть, а через неё и на всё общество. Запускается тенденция деградации прогрессивной системы, поначалу очень медленная, но постепенно неуклонно нарастающая, если нет постоянных гарантированно надёжных стимулов сдерживания этого процесса, если не заложены для этого соответствующие организационные меры в обществе в целом. Полагаться на усилия одной только власти в социалистически ориентированной системе статистически явно недостаточно!

  • Механизмы попадания во власть были крайне несовершенны. А у находящегося на самом верху огромные властные возможности, огромная степень влияния! При таких чрезвычайных возможностях властвующего для гарантированно положительной его роли в обществе у него должны быть не менее чрезвычайные качества. А именно, как минимум, кроме чрезвычайной верности основным принципам системы, необходимо ещё наличие у него чрезвычайного уровня морали, интеллекта и знаний во всех областях знаний или готовность постоянно учиться или, хотя бы, обращаться за помощью к профессиональным носителям недостающих властителю знаний. Наличия тольколичных узко профессиональных способностей, знаний и навыков в области управления массамиявнонедостаточно. И эта недостаточностьнеоднократно приводила к непродуманному, неоправданному и опасному волюнтаризму, наносящему серьёзный ущерб строящемуся обществу.

            А система попадания на высшую ступень власти была построена в основном на умении управлять, часто на признаке внешней активности. Вот и попадали во власть деятели, стремящиеся лишь бы порулить! Куда? Неважно! Но порулить!!! Мы это прошли, потеряв всё!

            Всё это и ставило уникальную прогрессивнейшую систему в очень рискованное, легко ранимое положение.

           Вот чтобы избежать хотя бы указанных выше четырёх основных недостатков власти, приводящих к неустойчивости системы, и нужно другое конструктивное решение организации власти в социогуманистически ориентированной системе, полнее отвечающее «живому творчеству масс» и основной цели марксизма – построению общества гуманизма.

            На какие конкретно новые конструктивные решения или улучшения существовавших решений наводит теория интересов?  Наиболее существенное из них, это организация внешней обратной связи (ВОС), нейтрализующей системные недостатки властной пирамиды в применении к социогуманистически ориентированной общественной системе. Власть из ордена недосягаемых должна превратиться в обычную профессиональную деятельность в общей системе разделения труда, на которой лежат только чисто организационные функции претворения в жизнь интегральных интересов всего общества, и, как и все остальные профессии, несущую прямую ответственность перед народом за результаты своего труда и оцениваемую им по этим результатам.

            Теория интересов указывает на тот непреложный факт, что на этапе строительства социализма важное значение приобретает сознание человека. В.И. Ленин прекрасно это понимал. В докладе на Втором съезде профсоюзов еще в январе 1919 года, в разгар Гражданской войны, Владимир Ильич вполне откровенно отмечал: «Рабочий никогда не был отделён от старого общества китайской стеной. И у него сохранилось много традиционной психологии капиталистического общества. Рабочие строят новое общество, не превратившись в новых людей, которые чисты от грязи старого мира, а стоя по колени еще в этой грязи. Приходится только мечтать о том, чтобы очиститься от этой грязи. Было бы глубочайшей утопией думать, что это можно сделать немедленно». Более того, в работе «Что делать?» Ленин социалистическое сознание рабочих масс определяет, как «единственный базис, который может обеспечить нам победу». Необходимо подчеркнуть, что это Ленин-материалист называет сознание «единственным базисом» социализма.

            Сегодня много говорят и пишут о причинах поражения социализма, справедливо указывая и на перерождение руководящего состава партии, и на прямое предательство, и на другие ошибки в экономической политике. Все это, безусловно, так. Но В.И. Ленин, более ста лет назад, учил нас, что за любым явлением, призывом, лозунгом и т.д. всегда скрывается истинная причина происходящего – интерес, — интерес личный, групповой или классовый. Ленин прямо говорил: «надо уметь разглядеть интересы…». Поэтому перерождение, предательство, так называемые ошибки в экономической политике – это следствия, а не причины. Первопричина произошедшего в другом — в сознании человека, его психологии. Все остальное – это следствие пренебрежения учета психологических факторов. Наши чувства и стремления часто противоречивы и неясны и их нельзя объяснить легкими и простыми формулами.

Победа Великого Октября была обусловлена в значительной мере реализацией интереса абсолютного большинства трудящихся (рабочих и крестьян) освободиться от гнета и унижения царского режима. Но после революции каждый остался со своим интересом, не всегда совпадающим с благородной целью революции. Были люди и со шкурными интересами: кто-то хотел сталь хозяином лавки, мастерской, кто-то крепким хозяином на земле – кулаком, кто-то примазаться к новой власти для привилегий, в том числе через вступление в партию и т.д. Надо сказать, что люди с подобными наклонностями более активны, наглые, способные к вранью и мимикрированию, т.е. приспособлению. Власть всегда особо привлекательна для них, так как пребывание в ней, как верной указывает Р. Крупышев, увеличивает возможности удовлетворения их личного эгоизма. Будучи не отягчёнными моральными принципами, считая, что «цель оправдывает средства», используя всяческие подлые обходные пути, страстно стремятся во власть, и потому, как правило, имеют преимущественное проникновение в неё и накопление в ней. И если им не поставить заслон, то вскоре неизбежно такие люди станут большинством, все это дерьмо всплывет как в партии, так и во всех властных структурах.

Для преодоления этого недостатка необходимо кардинальное преобразование и принципа формирования власти, и принципа управления, а именно: «рулить» должен народ, а не власть, а если власть, то только с поддержкой и под бдительным присмотром народа, для чего власть должна превращаться из привилегированного командного в исполнительный орган, исполняющий волю (наказы) населения. Власть должна быть сведённой в ранг обычной профессии, выполняющий свою долю профессионального труда (в системе общественного разделения труда), отвечающий интересам абсолютного большинства населения и подконтрольный ему.

Власть должна существовать для народа, а не народ для власти!

Партия как организующий консолидирующий орган в период назревших чрезвычайных перемен в обществе — орган прогрессивный и оправданный, как силовое начало, объединяющее всех заинтересованных в назревающих силовых переменах.

Но партия после осуществления основной консолидирующей функции – победы пролетарской революции неизбежно попадает под раздор личных интересов, усиливается дрейф в неё чуждых эгоистических элементов, тем более, когда она кроме идеологических функций стягивает на себя и все остальные властные функции в государстве. Этой болезнью серьезно страдала КПСС.

Основным недостатком организации власти в СССР было значительное наследование основных принципов ее организации всех предыдущих эпох, а именно сохранение острой пирамиды власти и построение её по жёсткому принципу иерархии с практическим отсутствием внешней обратной связи (ВОС), т.е. некоей параллельной системы, не входящей непосредственно в официальную структуру властной пирамиды и от неё независящей. Для социалистического общества или общества, строящего социализм, как сложной системы, такая обратная связь жизненно необходима.

Пирамидальность превращала власть в подобие возвышающегося над всеми ордена, командно управляющего находящимися внизу. Острая пирамида власти прогрессивна только в том случае, когда наверху находится хотя бы государственник, такой, как, например, Сталин. Но попадание его наверх в такой системе без ВОС статистически не гарантировано. И более того, такая система закономерно обречена на постепенную деградацию в силу проникновения в нее чуждых элементов. Поэтому такой вид организации власти не оправдан.

Это и случилось с КПСС и Советской властью. Пережитки прошлого оставались не только в сознании рабочих, они присутствовали практически в каждом человеке, вне зависимости от социального положения. Выходцы из рабочего класса, члены партии, попадая на руководящие посты, преображались, обеспечивая себя различными льготами для «красивой жизни». После смерти Сталина это происходило и с высшим партийным руководством, их детьми и родственниками. Власть неразрывна с привилегиями, это её неотъемлемое свойство, и этим власть притягивает к себе людей с черным сознанием, с черными целями. Отсюда и народная мудрость: «Власть гниёт с головы!» Не оставались в стороне и остальные руководители и чиновники, разлагая общество проявлением «черных» сторон своего сознания. Жить в роскоши, за чужой счет, на «халяву», располагать привилегиями стало стремлением очень многих, давая простор деформированным сторонам своего сознания, заражая других. Этим, в итоге, ловко и воспользовались те, кто по той же причине решил прибрать к рукам все богатства страны у одураченного разными посулами народа. «Станьте собственниками!» — этот лозунг народом был воспринят, как говорится, на ура. Но собственниками стал не народ, а те, кто замыслил возврат к капитализму, в том числе и бывшие партийные руководители. Народ остался ни с чем. Советский Союз и мировой социализм рухнули в результате умелого манипулирования сознанием людей, играя на его «черных» сторонах. Вот почему была так важна задача воспитания нового человека с социалистическим сознанием, которой партия пренебрегла. При социализме без решения этой задачи в виде должного противодействия снизу в виде реальной обратной связи людей с социалистическим сознанием реставрация капитализма неизбежна.

Надо было лучше следовать указаниям Ленина, что «каждая кухарка должна учиться управлять государством» и шире использовать творчество масс, а не узурпировать власть и копить привилегии.

«Черные» стороны сознания человека, паразитизм главенствуют в современном мире: эксплуатация человека ради прибылей и обогащения, коррупция, воровство и бандитизм ради «красивой» жизни, уничтожение целых государств ради овладения рынками и чужими природными и другими богатствами. Дикая эксплуатация природы, которая ведет к гибели всего живого, включая самого человека, и тоже ради обогащения. Огромные средства затрачиваются на создание все более и более совершенных образцов оружия массового уничтожения, ради все тех же целей. Развиты до небывалых масштабов средства массового оглупления народа, также преследующие те же цели, защищая интересы стоящих у власти.

Конечно, приведенный материал не дает ответов на все вопросы, которые возникают при строительстве социализма. Это всего лишь прояснение некоторых трудностей, с которыми неизбежно столкнутся строители нового общества. Меры их преодоления – это совершенно другая задача, теоретически чрезвычайно сложная.