Александр Лобанов о «старческой болезни левизны в коммунизме»

Когда на нас с нападками обрушиваются либералы или националисты, это понятно и недоумения не вызывает.  Но вот в качестве наших критиков весьма часто выступают люди, именующие себя марксистами и  даже коммунистами. Правда, как правило, ни в одной из партий они не состоят, хотя кое кто и связан с ВКП(б).

Такие критики делятся на два непримиримых лагеря –троцкистов и сталинистов. Общими для них является то, что они отвергают любую критику своих кумиров и взгляды их можно охарактеризовать как исторический идеализм.

Троцкисты уверены, что социализм мы не только не построили, но и строили неправильно, потому что Ленин побоялся выполнить свои обещания.  Ну, а Сталин вообще был тираном и невеждой, в результате у нас вместо власти советов образовалась власть парткомов, фабрики и заводы рабочим не передали, а Сталин исключительно из зловредности ликвидировал демократию в партии. Когда советуешь такому товарищу внимательнее почитать Троцкого, когда он говорит о том, что демократия в стране сворачивалась не по злой воле большевиков, и конкретно Сталина, а в результате разворачивания борьбы с капиталистическим окружением, что влияло и на внутрипартийную борьбу. Ну не могли советы править страной в условиях гражданской войны, когда нередки были случаи, что в них верховодили кулаки, а в мусульманских районах муллы –неизбежно было их отодвигание от власти комбедами и ревкомами.  И рабочий контроль над производством малообразованные рабочие  в условиях саботажа хозяев и специалистов осуществлять не могли. И создание фракций в партии было запрещено после того, как в кронштадском восстании и других мятежах 1921 года приняли участие не только красные бойцы, но и члены ВКП(б).

Но  эти люди доводов не слышат. Либо они Троцкого не читали, или, что более вероятно, они не способны воспринять  то, что не отвечает их устоявшимся взглядам.

Сталинисты же напротив, уверены, что всё сделано согласно  плану, составленному Лениным и Сталиным, и у нас был настоящий социализм, и преодолён наёмный характер труда, поскольку прибавочная собственность возвращалась рабочим  через общественные фонды потребления и далее вам предъявят целые главы из конституции СССР или «Истории партии». Когда же им начинаешь приводить слова Маркса о том, что наёмный труд и частная собственность существуют пока существует зарплата, то есть –пока работник не распоряжается результатами труда, или  цитату Из Энгельса  о том, что огосударствление средств производства ещё не социализм а только способ его достижения –начинают просто ругаться.

Но когда дело касается КПРФ и её нынешней политики, то мы видим их трогательное единение. Ну, прежде всего раз наша партия парламентская и борется за места в буржуазном парламенте, значит мы пособники режима, мы замазываем глаза трудящимся и вообще недостойны носить звание коммунистов.

При этом как то забывают, что Ленин в своей работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» критиковал европейские марксистские партии, в частности британскую, за отказ о парламентской борьбы и соглашений с лейбористами.

Да и в практической деятельности большевиков, в самые тяжёлые годы реакции Ленин не отказывался и от участия в Думе, и работы в самых реакционных профсоюзах.

Второй пункт обвинений наших неугомонных левых – это то, что мы рассчитываем на мирное взятие власти.  Достаточно давно Зюганов высказался, что видит это как победу на выборах, поддержанную мощными уличными выступлениями. В ответ поднимается вой, обвинения в парламентском кретинизме и то, что тот, кто рассчитывает на мирную победу революции не может считаться марксистом. Ну, в таком случае Маркс не марксист. В семидесятые годы 19 века он допускал возможность мирного взятия власти пролетариатом в Англии и США и даже возможность откупиться от буржуазии. Да и Ленин в своих апрельских тезисах говорил о мирном приходе к власти и только в июле 1917 года взял курс на вооружённое восстание.

Конечно, мы не кретины, и понимаем, что в условиях политической стабильности  победа реальной оппозиции невозможна, массы по своей природе консервативны и предвыборная кампания в этих условиях всего лишь трибуна для пропаганды. Но всё может измениться очень быстро – провалы правительства на международной арене, скачки цен на сырьё – и вот пожалуйста – революционная ситуация и настроения народа могут коренным образом поменяться. А примеры прихода   к власти левых в результате победы на выборах имеются. Это и победы коммунистов на выборах  в Восточной Европе после войны, и победа АЛьенде в Чили.

Третий пункт обвинений – это то, что мы в своей программе не провозглашаем введение диктатуры пролетариата. Кто читал «Гражданскую войну во Франции» Маркса, где впервые сказано о диктатуре пролетариата,   понимает, что диктатура класса, в частности диктатура пролетариата может проявляться  не в форме диктатуры  партии или единоличной диктатуры лидера, а в форме самой широкой демократии.  Но в России, в результате малочисленности и малоразвитости рабочего класса  диктатура пролетариат приняла те формы, которые мы наблюдали в реалии. И после того, как буржуазия смогла прийти к власти именно спекулируя на стремлении народа к демократии,  дразнить гусей ни к чему, тем более, что мы собираемся осуществлять гегемонию пролетариата  через широкую демократию

Вообще, иногда лучше молчать, чем говорить. В своих мемуарах Троцкий хвастал, что он заявил о социалистическом характере будущей революции ещё в  1905, тогда как Ленин только в апреле 1917. Но Ленин сделал это заявление, когда самодержавие было уже свергнуто, и либеральная буржуазия из союзника превратилась в конкурента и противника.

А в 1905 году радикальные высказывания Троцкого послужили причиной(пусть и не главной) того, что либеральная буржуазия, в начале 1905 года финансировавшая политические забастовки, осенью при тех же лозунгах стала прибегать к локаутам.

Четвёртый пункт – это обвинение в заигрывании с церковью. Разумеется, церковь, как институт,  никогда не станет нашим союзником борьбе за социализм. Но во первых, у нас могут, на каком то этапе, оказаться общие цели. Вспомните как Сталин обратился к церкви во время войны. И теперь церковь, ради своего самосохранения должна нас поддержать в борьбе против глобализации, против растления народной нравственности. А во вторых, церковный клир и, тем более, прихожане, неоднородны.   Вспомните статью Ленина  « об отношении Рабочей партии к религии» — он допускал не только членство в партии верующих рабочих, но даже рядовых священников, если за пределами церкви они будут вести не религиозную, а социалистическую пропаганду. Мы, конечно, в этом не нуждаемся, но и настраивать  против себя церковь нет никакой нужды.

Пятое – это то, что мы постоянно говорим о том, что  должны защищать интересы мелкой и национальной средней буржуазии.

А вот как вы думаете, смогли большевики победить, если бы в Октябре не провозгласили себя защитниками крестьянства. Причём в Октябре речь шла не о беднейшем крестьянстве, а о крестьянстве в целом. А что такое крестьянин – это мелкий сельский товаропроизводитель, то есть –мелкий буржуа.  И как же вы собираетесь победить и сохранить власть в нынешних условиях, без союза с мелкой и средней патриотической буржуазией.  Вас что –пример Чили ничему не научил? Конечно, давление США, диверсии, но главное – они не смогли взять под контроль армию и поставить на свою сторону мелкую буржуазию, в частности – владельцев грузовиков.  А для вытянутой вдоль океана Чили всё снабжение держалось на грузовиках.

И что характерно – большинство критиков КПРФ так и не смогли создать ей хоть какую то левую альтернативу, хоть сколько ни  будь заметную партию.

И что интересно, сплошь и рядом неумеренной левизной отличается не молодёжь, а представители старшего поколения, которые вряд ли будут сражаться на баррикадах, если что.