Александр Лобанов о баталиях между сталинистами и троцкистами

Прошло 81 год после гибели Троцкого и 68 лет после смерти Сталина, но у нас всё ещё происходят баталии между сталинистами и троцкистами.

Троцкий – агент Ротшильдов, засланный в Россию для разрушения её государственности  и уничтожения русского народа.

Когда я такое слышу от антикоммуниста то никаких вопросов нет — Ленин агент германского генерального штаба, которого завезли в Россию в опломбированном вагоне, а Троцкий – агент Ротшильдов и они совместно проводили антирусскую разрушительную политику, всё логично.

Но когда эту заезженную пластинку о Троком – агенте Ротшильдов начинает прокручивать коммунист, хочется сказать – мозги то включи.

Если второе лицо в государстве враг, то кем же тогда является первое лицо этого государства?  Либо это тоже враг, либо первым лицом в государстве он является чисто номинально, на самом деле – пешка, неспособная увидеть очевидного, марионетка исполняющая волю кукловода.

Но в обоих случаях тогда непонятно, почему Лени с Троцким не только не допустили гибели государства, но вывели его на новый уровень.

Троцкий враг русского государства? А вы его речь, записанную на граммофонной пластинке в 1919 году, слушали?  В интернете можно найти.  В этой речи Троцкий говорит о восстановлении единого российского государства из осколков Российской империи, но не на основе подавления более слабых наций, а на основе единства интересов трудящихся.

И это говорит враг российского государства?

Ах, да, он враг русской нации. А вы знаете, что он до последнего сопротивлялся легализации производства и продажи крепких алкогольных напитков, говоря, что как бы это ни было выгодно экономически, нельзя допускать спаивания рабочего класса.

Почему только о рабочем классе шла речь? Да потому что в деревнях всё равно самогонку пили. И в 1927 году в своей заметке Троцкий с горечью замечает, что через три года после разрешения  свободной продажи водки количество алкоголиков среди ленинградских рабочих выросло в четыре раза.

Враг русской нации бы помалкивал и тихонько ручонки потирал – спивается руссня, слава богу.

И о боге. Троцкого изображают как гонителя православной веры и ему приписывают разрушение храмов, гонения на русскую культуру,  репрессии против священнослужителей.

Но в то время, когда Троцкий был у власти, Рождество и Духов день были официально нерабочими днями в советской России и никто верующим их отмечать не запрещал.

Так продолжалось до двадцать девятого года, именно тогда, не только Рождество праздновать запретили, но и Новый Год, даже от воскресенья попытались избавиться, введя десятидневку.  Именно тогда было профессора историки были не только изгнаны из вузов, но и высланы из городов. И именно тогда началось разрушение храмов.

А, это троцкистские недобитки всё творили.  Вы это серьёзно? Решения, затрагивающие жизнь всей страны принимали какие то недобитки, а Сталин ни сном ни духом?

Да, нет это была официальная политика партии, которую Сталин, после разгрома оппозиции мог уже проводить не оглядываясь ни на кого.

Так что же, бывший семинарист Сталин вдруг стал врагом церкви?

Обстоятельства изменились, начинались коллективизация и индустриализация, завершалась ликвидация НЭПа и резко обострилась классовая борьба. Восемь процентов осужденных за антиколхозную пропаганду составляли священники. Вроде бы немного, но слово пастыря значило гораздо больше, нежели болтовня малограмотного мужика. И ведь не только ссылка на священное писание, но и обращение к имперским традициям, к имперской славе рассматривалось как угроза новой политике, отсюда стремление зачеркнуть всю историю и всё начать с нуля.  И разрушение храмов тоже укладывалось в эту политику. Храм разрушен —  поп лишён кафедры,  оглядываться на прошлое  = а нет его, а вот купола и колокола пойдут не переплавку, индустрии бронза, а тем более, золото, нужны позарез.

И троцкисты, которые долгое время говорили о необходимости индустриализации и коллективизации никак не могли быть противниками этой политики. Их возвращали и ссылок и они включались  в хозяйственную и политическую жизнь страны.

Всё изменилось после 1934 года. Коллективизация проведена, пятилетка тоже завершена успешно, критикам сталинского курса крыть нечем.

Но в США к власти приходит Рузвельт и объявляет проведении е «нового курса», а в Германии Гитлер начинает реформы, выводящие страну из экономического коллапса, сопровождая это безудержной националистической пропагандой.

В двух ведущих капиталистических странах возрождается вера народа во власть, что делает революции в этих странах, а значит, и мировую революцию, не возможной, а вот угрозу войны очень реальной.

И Сталин делает резкий поворот к патриотизму.  Необходимость этого поворота не оценили не только троцкисты, но и многие правоверные сталинисты.

В воспоминаниях Орлова, советского разведчика невозвращенца приводится такая сценка – в театре его товарищ из старых большевиков  показывает ему шрам на голове и кивая на группу казачьих старшин в традиционной казачьей форме говорит – это они меня угостили.

Но вернусь немного назад – вот мол, Троцкий был против строительства социализма в СССР, утверждая, что социализм в отдельно взятой стране невозможен, но ведь Сталин то социализм построил!

Ну, прежде всего Троцкий не был против социалистического строительства,  он говорил, что то, что будет у нас построено, нельзя будет называть социализмом, чтобы не вводить в заблуждение и свой и иностранный пролетариат.

А во вторых, вы уверены, что общество, которое у нас было –это социализм? Энгельс писал, что огосударствление средств производства –это не социализм, это первый формальный шаг к нему. Ведь социализм – это власть трудящихся, участие их в управлении государством.

Ленин говорил, чтобы обеспечить реальное участи народа в управлении, масса должна знать всё, во всё вникать, обо всём судить. (Дословно не помню, но смысл такой).

Знать всё? Но как же быть с государственной,  военной, служебной тайной? Возникает монополия на информацию, которая становится корпоративной частной собственностью. И это только один пример воздействия буржуазного окружения на  советское общество.

Но ведь и Сталин не говорил, что у нас построен социализм, в 1936 году он заявил о построении основ социализма.

Сравнивая Сталина и Троцкого забывают об одном существенном моменте – Сталин после 1924 года остался у власти, а Троцкий перешёл в оппозицию.

А на вершине видишь совсем по другому, нежели у подножия. Если бы Троцкий остался у власти, он бы никогда не написал  книгу «Преданная революция»,  в которой он не только предостерегал о возможности реставрации капитализма в Советском Союзе, но и в деталях предсказал и тотальное предательство верхов, и механизм разграбления государства и народа.

Но вот, из своего крольчатника на мексиканской фазенде, Троцкий не смог разглядеть новых политических реалий международной жизни.

Вот почему Сталин приказал убить Троцкого. Конечно, Иосиф Виссарионович был человек мстительный, но тратить большие средства в валюте на удовлетворение личных амбиций он бы никогда не стал.

Тем более, что изображать Троцкиго каким то монстром, всегда и везде стремившегося навредить СССР не стоит. Он, к примеру, поддержал советско –финскую войну, говоря, что безопасность границ рабочее – крестьянского государства выше принципа самоопределения.

Троцкий выступил против пакта Молотова — Рибентропа, считая это предательством делу революции. Более того, в своих представлениях о грозящей войне он остался в плену  старых представлений.  Как это было в первую мировую – солдаты, уставшие от войны, свергают тиранов и делают революцию, естественно, мировую революцию, которая сметёт и Сталина и Гитлера. Он не мог понять, что это совсем другая война, война на уничтожение.

А Сталин понимал это отлично и допустить деятельность Троцкого, направленную на срыв соглашения с Германией, на развязывание войны допустить не мог.

История — штука противоречивая и сложная и не стоит подходить к историческим персонажем с мерками прокрустова ложа, отвергая всех, кто в эти мерки не укладывается. Тем более, что у каждого мерка то своя.

Александр Лобанов.